Ночь в компании с Д’Артаньяном

К празднику весны развлекательный центр EUROPA club подарил алматинкам поздравления двух талантливых мужчин. Вечером известный казахстанский музыкант Robert ROSSI представил свой новый альбом «Золотой рассвет», а ближе к полуночи перед публикой предстал Михаил Боярский.


 


«Золотой рассвет» - это не первый альбом, выпущенный Робертом Муксиновым, ранее неоднократно победителями хит-парадов местных радиостанций были композиции из его альбома «Энергия»; лестных отзывов заслуживает сборник «Песни народов Казахстана» (он был руководителем этого проекта). Будучи композитором, пианистом и кларнетистом, Роберт с 2006 года начал свой сольный проект под именем ROSSI, в 2007 году на нескольких телеканалах ротировался его задорный клип «Рыбалка», сейчас на ТК «Алматы» можно увидеть клип на песню «Для тебя». Музыкант упомянул о том, что на столь звучный творческий псевдоним он решился благодаря далеким родственным связям с архитектором Карлом Росси. Мама Роберта родом из Петербурга, поэтому ему очень дорога северная столица России.


После объяснения Муксинова в любви городу на Неве на сцене ночного клуба Europa club & Lounge bar появился знаменитый петербуржец Михаил Боярский. У популярного актера советского и российского кино богатый песенный репертуар, почти все его песни стали хитами, не менее дюжины из них он подарил алматинкам: «Все пройдет», «Городские цветы», «Зеленоглазое такси», «А-ап, и тигры у ног твоих сели», песни из кинофильма «Д’Артаньян и три мушкетера» и другие.


Перед концертом Михаил Сергеевич согласился встретиться с журналистами, в общении он оказался откровенным собеседником. На вопрос о заключительной части саги о мушкетерах актер ответил: «Мне сценарий не понравился, но я согласился сниматься лишь потому, что согласие дали 99 процентов артистов. Не мог же я один быть против всех? В чем-то мы потребовали изменить сценарий, я поставил условие, чтобы музыку к фильму писал Дунаевский. В общем же, никаких восторгов по итогам этой работы высказать не могу!».


По утверждению Боярского, в концертах он всегда поет вживую, под фонограмму - лишь на ТВ. Ему дорого участие в программе «Две звезды», потому что все ее участники поют вживую: «Это было впервые за всю мою историю съемок на телевидении... Мне больше доставляет удовольствия, когда поют артисты вживую, как, к примеру, Расторгуев, Маршал, Сюткин, все рокеры. А когда на сцене подтанцовка и дым, это точно фонограмма. У нас петь и одновременно двигаться, как Майкл Джексон, никто не умеет. Недавно в Москве я пел перед президентом и правительством, так на песне «Родная моя» фонограмма остановилась. Я не дрогнул, допел акапельно. Но обидно стало, после концерта передо мной даже не извинились. При Сталине организаторы концерта больше там бы уже не работали...».


Говоря об одежде, Михаил Сергеевич усмехнулся: «Я человек не- модный. Шляпа - часть моей рабочей одежды, сценического образа, с которым сами зрители не хотят расставаться. Теперь к нему и шарф прибавился. Я сдержал обещание год не снимать шарф, если «Зенит» выиграет чемпионат страны».


С особой гордостью Боярский говорит о дочери Лизе, по его мнению, она «пашет, как раб на галерах». В советах папы по актерскому мастерству дочь не нуждается: «Я в ее возрасте только дебютировал в кино, она уже может писать мемуары». Но вот при обсуждении личной жизни Лизы звездный папа изображает искреннюю горечь: «Я бы пожелал дочери справиться с проблемой, которая практически неразрешима: мужиков-то нет! В сегодняшней жизни нет таких героев, каких играл, к примеру, Высоцкий; чтобы это был вожак, самец, человек, которому хотелось бы подражать. Я боюсь этих современных «мужиков» с серьгой в ухе, надушенных, одетых с иголочки, владеющих определенным сленгом. Если бы я мог проверять претендентов в зятья, то пошел бы с ними в баню, поговорил бы там по душам; повел бы в увеселительное заведение, посмотрел, пьют ли, как за девушками ухаживают. (Смеется.) Я хочу, чтобы моей дочери встретился такой же парень, как мой сын. Который и деньги зарабатывает, и по магазинам бегает, и дочерей купает, и лечит их, когда нужно, и обед приготовит. Хотя я этому его не учил, доброта и хозяйственность в нем от природы... Надежного человека я бы хотел себе в зятья. А всякого рода репетиции в личной жизни типа «получится - не получится» я не приемлю».


Как оказалось, в печатных изданиях актера раздражают бесконечные сплетни, сообщения о чьих-то разводах: «Ой, Лара, как же мы теперь жить-то дальше будем, раз этот развелся!» - говорю я жене. (Подмигивает и берется за голову.) В беседе Боярский частенько цитировал классиков, упомянул и о своем музыкальном образовании, в то же время о себе отозвался как о человеке с нулевым образованием. Как оказалось, с возрастом он ощутил свои огрехи в познаниях фундаментальных наук, иностранных языков.


По признанию актера, нынешнее изобилие различной продукции и услуг его не радует: «Раньше достанешь палку колбасы, и дома тебя встречают как героя, чувствуешь себя архангелом Михаилом. Много лишнего сейчас и в искусстве: столько артистов, писателей, шоу развелось. Все можно купить: звание, самолет, участок на Луне. Я растерялся в современном мире, так как консерватор по натуре.


Мои родители - блокадники, я привык дорожить и радоваться малому, только недавно автомобиль «Ниву» сменил. Теперь жена меня Плюшкиным зовет. Зачем мне гнаться за новыми вещами? Ведь и все то, что я уже имею, меня переживет. Охраняя нажитое, люди «задраивают» свои квартиры, как подводные лодки. Может, важнее взять в руки хорошую книгу и прочесть умную фразу, например, вчера прочел у Сенеки: «Необходимое не продается».


Кризиса актер не боится, напротив, считает, что он вычеркнет из жизни общества все лишнее и сделает людей более человечными и чуткими.


 

Ночь компании Д’ Артаньяном

Также рекомендуем прочитать

Метки:

Оставить комментарий или два

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.