Путь в Европу

Продолжение. Начало в №№ 8, 9, 10.


Может ли евро оказаться прообразом единой мировой валюты?


 


Идея президента Казахстана Н. Назарбаева о создании единой мировой валюты вышла на мировой уровень и вызвала широкое обсуждение. Возникновение идеи совпало с мировым финансовым кризисом, когда политики, экономисты, банкиры и юристы ломают голову: как переустроить мировую финансовую систему? Как обустроить мир, чтобы исключить кризисы, подобные сегодняшнему, в будущем. Взоры устремлены в будущее. Отдельные аспекты такого подхода найдут отражение на предстоящем саммите «G 20» 2 апреля в Лондоне.


Редакция газеты намерена посвятить свои страницы дискуссии  по этой теме и приглашает политиков, ученых-экономистов, бизнесменов высказаться по различным аспектам высказанной идеи. Их множество. Чтобы наша дискуссия имела конкретную направленность, редакция предлагает тему: «Может ли Евро оказаться прообразом единой мировой валюты


Предлагаемая вашему вниманию сегодня статья доктора экономических наук Берлина ИРИШЕВА из Парижа о Маастрихтском соглашении, как одна из серии «Путь в Европу», отражает многогранность проблемы создания единой валюты в масштабе конкретного Европейского региона.


 


5. Маастрихтское соглашение (1993 г.)


- как ценный пример по созданию новой единой валюты



Берлин ИРИШЕВ, Париж, b.irish@orange.fr


Знание этого этапа становления Евросоюза имеет особую актуальность для казахстанцев. Именно в эти дни, когда в Казахстане развернулось широкое обсуждение идеи президента Казахстана Н. Назарбаева по созданию единой мировой валюты, исключительную ценность имеет любой опыт в данном направлении. Опыт Евросоюза по созданию первой в мире коллективной валюты сегодня представляет особую практическую ценность. Он показывает, насколько сложным и содержательным было продвижение к этой цели. Именно Маастрихтское соглашение привело к поэтапному становлению экономического и монетарного союза и рождению единой валюты - евро. Этим соглашением были предусмотрены конкретные этапы ее создания, критерии  и условия вхождения стран в еврозону.


Предварительный проект экономического и монетарного союза (Economic and Monetary Union, EMU) был обнародован ровно 20 лет назад, в апреле 1989 года, в докладе председателя Еврокомиссии Jacques Delors. Идеи, представленные в докладе, вызвали огромный резонанс не только среди правящих кругов, но и миллионов простых граждан. Проект EMU, поддержанный политиками в средствах массовой информации, стал символом нового взлета западноевропейской интеграции. Дальнейшие события разворачивались с удивительной быстротой.


Вначале на Мадридском саммите в июне 1989 года были приняты два основных организационных предложения, выдвинутых комитетом Delors:


l начать первый этап перехода к экономическому и монетарному союзу с 1 июля 1990 года;


l созвать межправительственную конференцию для разработки поправок к основополагающим соглашениям, без которых невозможно продвижение к последующим этапам.


К декабрю 1990 года комитет по управлению центральными банками и валютный комитет Европейского союза практически подготовили проект устава будущего европейского Центрального банка (European Central Bank, ECB).


При обсуждении вопроса о переходе к заключительной стадии перехода к евро произошло столкновение между двумя принципиально разными подходами - «экономическим» и «монетаристским», «фундаменталистским» и прагматичным.


Первый подход был представлен главным образом ФРГ и Нидерландами. Эти страны определенно выступали за фиксацию обменных курсов и введение единой валюты, но при условии обязательного и строгого соблюдения критериев конвергенции. Поскольку невозможно было предугадать, когда этого можно достичь, ФРГ и Нидерланды возражали против того, чтобы заранее фиксировать конкретную дату перехода к полному экономическому союзу.


Второго подхода придерживались Италия и Франция. Они подчеркивали мобилизующую роль самой идеи экономического и монетарного союза. Согласно их точке зрения, установление точной даты перехода должно было подстегнуть национальные правительства и рыночные силы, создать политические предпосылки для принятия непопулярных мер режима экономии и в конечном счете резко ускорить экономическую конвергенцию.


На межправительственной конференции не удалось окончательно разрешить это разногласие. Компромисс был достигнут лишь в ходе самого Маастрихтского саммита, который и утвердил текст поправок, необходимых для реализации экономического и монетарного союза.


Окончательный текст соглашения представлял собой компромисс между взглядами «экономистов» и «монетаристов». «Монетаристская» точка зрения возобладала в том, что государства-члены Европейского союза договорились установить точные сроки создания EMU. Экономисты настояли на строгих критериях отбора кандидатов, желающих войти в зону евро. Определение целей и путей создания экономического и монетарного союза в Западной Европе было закреплено в тексте Маастрихтского соглашения об образовании Европейского союза.


Это историческое соглашение было одобрено главами государств и правительств Европейского союза на очередной сессии Европейского совета 10-11 декабря 1991 года и подписано 7 февраля 1992 года в г. Маастрихт (Нидерланды). Маастрихтское соглашение, вступившее в силу 1 ноября 1993 года, предусматривало не только создание экономического и монетарного союза, но и формирование политического союза. Фактически только после подписания этого соглашения страны Евросоюза перешли к проведению общей экономической и финансовой политики, конечной целью которой было введение единой валюты - евро. Соглашение предусматривало поэтапный график ее введения и устанавливало общие правила в сфере государственного бюджета, инфляции, процентных ставок для всех членов будущего монетарного союза. В процессе построения EMU в качестве главных стратегических целей были названы «независимая единая денежно-кредитная политика, направленная на поддержание ценовой стабильности, и создание единого внутреннего рынка, предполагающего полное снятие ограничений на перемещение капиталов».1 


Поскольку монетарный союз мог объединить только государства с хорошо регулируемой экономикой, его участники обязаны были обеспечить высокий уровень конвергенции. Для достижения этого уровня в Маастрихтском соглашении были зафиксированы следующие критерии:


l критерий достижения высокого уровня стабильности цен означает, что показатель цен страны-члена, характеризующий долговременный средний темп инфляции, наблюдаемый в течение года, не превышает более чем на 1,5% такой же показатель у трех государств-членов с наиболее стабильными ценами;


l критерий защищенности финансового положения правительства означает, что соответствующая страна-участница не страдает на данный момент чрезмерным бюджетным дефицитом, то есть дефицит не должен превышать 3% ВВП;


l критерий нормального участия в механизме обменных курсов за последние два года означает, что страна-участница не прилагала особых усилий для участия в этом механизме. В частности, не предпринимала девальвации своей валюты в отношении валюты любых других государств-членов (в том числе на двусторонней основе);


l критерий сближения, достигнутого страной-членом и ее участия в механизме обменных курсов, отраженный в уровне долгосрочных процентных ставок, означает, что в течение года страна-участница имела среднюю номинальную величину долгосрочной процентной ставки, не превышающую более чем 2% этот же показатель у государств с наименьшим показателем инфляции;


l критерий стабильности развития означает, что государственный долг государств-членов должен составлять менее 60% ВВП.


Первоначально эти критерии были задуманы как средство создания так называемого «твердого ядра» союза в лице Германии, Франции, Австрии и стран Бенилюкса (без средиземноморских стран). Что касается государств, которым не удалось достичь требуемой степени конвергенции, Маастрихтское соглашение позволяло им вступить в EMU в более поздние сроки, в соответствии с дифференцированными темпами интеграции.


Названные критерии конвергенции как надежное средство обеспечения стабильной макроэкономической среды были призваны стать объективной основой для политических решений. Они должны строго соблюдаться и после вступления страны в монетарный союз, а также обязательны для всех стран, желающих в перспективе вступить в EMU.


Вопреки первоначальным ожиданиям реализация Маастрихтского соглашения и планы формирования EMU сразу подверглись весьма серьезным испытаниям на прочность.


Во-первых, в 1992-1993 гг. европейская монетарная система испытала тяжелейший кризис, вследствие чего национальные валюты Испании, Португалии и Ирландии были значительно девальвированы, а Великобритания и Италия вообще вышли из состава EMU. Для спасения экономического и монетарного союза в августе 1993 года было принято решение временно увеличить допустимые пределы колебаний курсов валют до +15%. Последствия кризиса удалось преодолеть лишь к концу 90-х гг.


Во-вторых, совершенно неожиданно для Брюсселя и национальных правительств, в нескольких странах возникли трудности по ратификации Маастрихтского соглашения в связи с запросами конституционных судов и организацией референдумов.


Были отправлены запросы в конституционные суды нескольких государств (например, в Германии решение конституционного Суда от 12 октября 1993 года). Во Франции Конституционный совет по запросу президента республики на основании статьи 54 Конституции принимает решение о несовместимости некоторых положений Маастрихтского соглашения с Конституцией. Позже был осуществлен пересмотр Конституции и проведение референдума, после которого был одобрен проект соглашения с минимальным перевесом сторонников Маастрихтского соглашения.


Референдумы также были проведены в Ирландии и Дании. В Дании первый референдум, состоявшийся 2 июня 1992 года, закончился отклонением соглашения. Решением Европейского совета в Эдинбурге с 11 декабря 1992 года этой стране присваивается особый статус (неучастие в монетарном союзе, в общей обороне и гражданстве союза). Соглашение, специально модифицированное для Дании, было принято на новом референдуме 18 мая 1993 года. Норвегия после проведения референдума отказалась войти в состав Европейского союза.


Соглашение о создании Европейского экономического сообщества было модифицировано Маастрихтским соглашением, в соответствии с которым указанное сообщество трансформируется в Европейский союз. Трансформация экономического сообщества в более широкое понятие союз означала расширение рамок интеграции и сотрудничества за счет политической и правовой сферы. Деятельность Европейского союза была сгруппирована вокруг трех «базовых опор»:


l Первая «базовая опора» представляла собой политическое сотрудничество (гармонизация законодательства, общий рынок, гражданство и т.д.), прокладывающее путь EMU с созданием единой валюты - евро - к концу 1990-х годов.


l Вторая «базовая опора» предусматривала проведение совместной внешней политики и политики общей безопасности, приводящее к совместной европейской обороне.


l Третья «базовая опора» содержала институциональное межправительственное сотрудничество по особо важным вопросам права и внутренних дел, контроля внешних границ, политике по отношению к беженцам и иммиграции, борьбы против терроризма и преступности.


Осложнение процесса ратификации Маастрихтского соглашения обусловило достижение договоренности о новой полномасштабной встрече глав государств и правительств через пять лет для пересмотра и внесения изменений в первоначальный текст соглашения.


В соглашение были добавлены различные инновации в виде общих положений, к примеру, всеобщность принципа субсидиарности по отношению к любой политике, проводимой Европейским союзом, и учреждение института европейского гражданства.


Произошли некоторые изменения относительно первой опоры Евросоюза:


l с точки зрения материального права, была разработана новая европейская политика в сфере образования, профессиональной подготовки молодежи, культуры, здравоохранения, защиты потребителей, трансъевропейских транспортных сетей, телекоммуникаций,  энергетики, и промышленности


l с институциональной точки зрения, были расширены полномочия Европейского парламента: требуется одобрение парламента при назначении членов и председателя комиссии. Парламент имеет инициативное право поручать комиссии разработать предложения по некоторым направлениям политики, создавать временные комиссии для проведения расследований, также обращаться с петицией и выдвигать европейского омбудсмена.


Маастрихтское соглашение особенно расширило полномочия Европарламента в принятии решений: процедура сотрудничества, введенная единым европейским актом, применяется в различных сферах деятельности ЕС; требуется соответствующее мнение парламента по некоторым решениям Совета. Таким образом, усиливается роль Европейского парламента в процессе принятия решений по широкому кругу вопросов.


Относительно других институтов, необходимо отметить возведение счетной палаты в ранг европейского органа; распространение принципа голосования квалифицированным большинством в совете министров, расширение полномочий суда первой инстанции, наделение суда европейских сообществ правом выносить решения и осуществлять соответствующие мероприятия по отношению к странам, не выполняющим своих обязательств, и создание комитета регионов.


Вторая и третья опоры ЕС (общая внешняя политика и политика безопасности, сотрудничество в области правосудия и внутренних дел) представляют собой механизмы межправительственного сотрудничества. Органы ЕС за рамками европейских процедур действуют по специфическим правилам. Совет министров обладает правом принимать решения, только он  правомочен вырабатывать общие позиции и предпринимать общие действия. Решения стали приниматься принципом квалифицированного большинства.


Тем не менее в январе 1994 года в соответствии с Маастрихтским соглашением во Франкфурте был создан Европейский монетарный институт, который впоследствии был преобразован в Европейский центральный банк.


Важные события по созданию Монетарного союза произошли в январе 1995 года. Тогда в состав Европейского союза вошли Австрия, Швеция и Финляндия. В настоящее время европейская монетарная система включает 16 стран Евросоюза. В декабре на заседании европейского совета в Мадриде была принята программа введения евро, которая была развита и конкретизирована на заседании совета в Дублине в декабре 1996 года.


В соответствии с достигнутыми между странами ЕС договоренностями, процесс продвижения к созданию монетарного союза оказался разделенным на три фазы.


Подготовительная - до 1 января 1996 года, в ходе которой страны-участницы сняли взаимные ограничения на движение платежей и капиталов и начали стабилизацию своих государственных финансов по критериям, установленным ЕС как «пропускные» для членства в монетарном союзе.


Организационная - до 31 декабря 1998 года, нацелена на завершение окончательной стабилизации государственных финансов и на формирование правовой и институциональной базы EMU.


Реализационная - до 1 января 2002 года, реализация плана введения евро в безналичный, а затем и в наличный оборот стран-участниц соглашения с полной заменой единой валютой - евро - существовавших национальных валют.


С целью продвижения проекта о EMU, Европейский монетарный институт во Франкфурте в 1998 году был преобразован в Европейский центральный банк. Были приняты конкретные решения в отношении денежной и монетарной политики: на сессии в Дублине в декабре 1996 года было решено, что евро получает статус официальной денежной единицы стран-участниц вместо их национальных валют. Соответственно, в евро были пересчитаны все частные и государственные активы и пассивы при сохранении для субъектов хозяйства платежных условий ранее заключенных контрактов. Пересчет в евро сумм в национальных валютах осуществлялся с точностью до шести знаков после запятой. Паритет пересчета экю в евро был установлен в пропорции 1:1. Форсировалась подготовка к новой валюте в странах-участницах, особенно в административных органах, банках и других финансовых институтах.


Таким образом, Маастрихтское соглашение представляет собой качественный этап интеграции. Соглашение о создании Европейского союза заложило прочную правовую основу для будущего экономического и монетарного союза и единой валюты:


l была определена институциональная структура - создание EMU и введение евро;


l Маастрихтским соглашением был установлен точный график трех этапов перехода к EMU и было определено их конкретное содержание;


l были согласованы и утверждены основные критерии конвергенции, которые являются обязательными условиями для вступления государств-членов Европейского союза в EMU.


Участники Маастрихтского саммита утвердили приоритеты кредитно-денежной политики в рамках EMU. Главной и единственной целью высшего органа - Европейского центрального банка - является стабильность цен. Содействие другим направлениям экономической политики государств-членов вытекает из этой основной цели.


Ко времени проведения Маастрихтского саммита выяснилось, что независимо от динамики критериев конвергенции две страны - Великобритания и Дания - по политическим соображениям останутся вне экономического и монетарного союза, по крайней мере, на первом этапе его становления. Им было предоставлено право остаться вне договора, если они того пожелают.


Очевидно было и то, что страны, одобрившие план создания EMU, могут не справиться с критериями конвергенции. Для таких стран была предусмотрена система временных исключений. Суть ее заключалась в том, чтобы страны, которые присоединятся к зоне единой валюты позднее, имели бы те же права и прошли через те же процедуры, что и первоначальные государства-члены EMU. Каждые два года или по просьбе страны-участницы Евросоюза Европейская комиссия и ECB должны представлять доклад о прогрессе каждой страны в области конвергенции. Совету было предоставлено право принимать решение об отмене режима исключения (то есть о присоединении соответствующей страны к экономическому союзу).


Маастрихтское соглашение сыграло историческую роль в создании базовых условий единой наднациональной валюты - евро, которая не имеет аналогов в мире и продолжает успешно функционировать, оставаясь реальной притягивающей силой для новых стран-кандидатов. Вхождение в него в будущем всех 27 стран-членов Евросоюза, потребует немало времени для конвергенции макроэкономических показателей и приведения их под общий знаменатель. Любая попытка упрощения условий и критериев вхождения содержит риск развала еврозоны. Именно поэтому вопрос создания наднациональной валюты представляет собой квинтэссенцию гармонизации национальных экономик в рамках региональной интеграции и является весьма чувствительным к общему контексту.


Опыт Евросоюза оказался достойным мирового внимания и в настоящее время на различных стадиях находятся проекты по созданию единой региональной валюты в Южной Америке, странах Юго-Восточной Азии (Китай, Япония и Корея), Персидском заливе и Африканской зоне. Среди этих четырех групп наиболее конкретные очертания принимает Южно-Американский проект, в который входят семь стран: Аргентина, Боливия, Бразилия, Венесуэла,  Парагвай,  Уругвай и  Экватор с местом расположения банка в Каракасе. Буквально на днях появилась идея создания единой валюты в регионе ЕврАзЕС. Однако весь  процесс  реализации проекта потребует от 10 до 20  лет и может растянуться до  30 лет, в течение которых проект создания единой мировой валюты со всеми функциями может восприниматься только как хорошая идея, имеющая право на существование. Тем более прообраз мировой валюты, но с усеченными функциями,  которые не заменяют собой национальные,  уже давно существует. Это  специальные права заимствования МВФ - SDR  (Special Drawing Rights), которые как платежное и резервное средство и как учетная единица   эмитируются с 1969  года.


 

Путь Европу

Также рекомендуем прочитать

Метки:

Оставить комментарий или два

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.